Завтра была война…
Вставай, страна огромная,
Вставай на страшный бой!
В наше время создано много хороших фильмов о войне. Многим запали в душу леденящие в жилах кровь кадры о начале войны. Но это фильмы. А людям старшего поколения выпало этот ужас испытать в жизни. В Грибановке живёт человек, который прошёл всю войну с 1-го дня. Мы захотели узнать об этих страшных событиях не из учебников, а из уст очевидца тех суровых дней.
В 1941-м году Василий Григорьевич окончил 10 классов. Прошёл выпускной вечер. Одноклассники договорились сфотографироваться на память с учителями. В воскресенье, 22 июня, в 10 часов пришли в фотоателье. Уже прошли слухи о том, что началась война.
События развивались стремительно: в 12 часов по радио выступил министр иностранных дел В.М. Молотов, а уже в 14 часов принесли повестку: " Явиться в23 июня к 8 часам в Грибановский военкомат". Так начинались тяжёлые годы страшных испытаний.
Василий Григорьевич получил повестку в первые дни войны. Он был направлен в Воронежское военное училище связи. Когда немцы начали подходить к Воронежу, курсантов направили в г. Елец, а через некоторое время в Тамбов. Шли пешком семнадцать дней. Из еды только сухари, сахар, да кусок солёной рыбы. Из Тамбова курсанты были направлены в Башкирию. Всё время шли учения.
25-го января 1942 года курсантов собрали в местном клубе и зачитали приказ о присвоении им звания сержантов. Офицерского звания они получить так и не успели... Враг уже подступал к Сталинграду. Город вождя сдавать было нельзя.


Боевое крещение
Стоит, не говоря ни слова,
Потупив мужественный взгляд,
Солдат из армии Чуйкова,
Оборонявший Сталинград.
Откуда он, села какого,
Чей сын, родитель или брат,
Кто осенью сорок второго
Ни шагу не ступил назад?


У каждого человека на древе его жизни остаются наиболее памятные зарубки. Великая Отечественная война оставила эти зарубки на душе и сердце ветерана - прежде всего это Сталинградская битва, которая поистине стала исторической вехой, поворотным этапом в кровопролитных сражениях советских воинов с фашистскими агрессорами. Каждый солдат и офицер вправе гордиться своим участием в достижении победы на берегах Волги, которая повернула вражеские полчища вспять - на запад, и этот откат для них стал роковым при отступлении и гибели в их собственном фашистском логове - Берлине.
16 - го апреля их, 196-ю дивизию, погрузили в эшелон и отправили на запад. Василий Григорьевич вспоминает остановку Поворино, которую в то время после долгого пути воспринял, как родную. В Сталинград прибыли 1-го мая 1942 года.
Выгрузили их в нескольких километрах западнее Сталинграда. Было тепло, солнечно. Их приют - чистое поле. Спали прямо на земле, подстелив шинели. С самого раннего утра и до позднего вечера рыли окопы.
Немцы подходили к Сталинграду с запада. Стало ясно, что они заняли село Майоровское. Была дана команда: выбить немцев с этой высоты. Они двигались по ровной местности - немцы вели стрельбу из миномётов. В 893- м стрелковом полку, в котором служил сержант Тельпов, было много казахов, киргизов, узбеков. Если кого- то из них убивало, они подбегали к убитому и сидели около него, оплакивая и молясь на своём языке. Это были одни из первых боёв за Сталинград.
Село Майоровское взято не было. Стоящий рядом полк занял оборону. Василий Григорьевич был связным командира полка. Он получил задание: срочно доставить важный пакет с донесением в руки командира полка, который ведёт бой с немцами. Бежать нужно было около километра. Удачно передав пакет, сержант Тельпов помчался в свой полк доложить, что донесение вручено. И тут случилось... Справившись с волнением, Василий Григорьевич продолжает свой рассказ: " На меня напали два "мессершмитта". Чувствовалось, что они были очень опытные. Летели со стороны нашего полка. Вот снижается один. В ушах отвратительный визг. Мне даже показалось, что я видел злое, холодное лицо летчика. Я упал в траву, а он "прострочил" из пулемёта. То же самое начал делать и второй: спикировал на меня и "прострочил" из пулемёта. Я надеялся, что они улетели. Зачем я им нужен? Бегу, смотрю: опять летят на меня! Впереди была ветряная мельница. Я к ней! Подбежал, а самолёты уже здесь! Палят из пулемётов. Забегаю на другую сторону мельницы, а они уже начали свою охоту на меня с разных сторон. Тогда я изо всех сил прижался к мельнице так, чтобы меня не было видно... Или горючее у них кончилось, или подумали, что прикончили меня, но наконец-то они улетели на запад".
Несколько раз пришлось идти в разведку за село Майоровское, уточнять, сколько танков находится у фашистов, так как сведения были противоречивыми.
Постоянно бомбили самолёты: за один вечер шесть раз по нескольку десятков налетали. Ад кромешный! Полку, в котором служил Василий Григорьевич, удалось занять оборону в другом месте. Немцы пошли в наступление с тыла и прорвали оборону. Спрятанные в пшенице, наши орудия били по фашистам, находящимся на подступу к Сталинграду. Командующий армией В.И. Чуйков отдал приказ: " Сражаться до последнего!" Так обороняли Сталинград. Кровопролитные бои. Огромные потери. Из-под Сталинграда Василий Григорьевич попал в госпиталь, где провел четыре месяца. Ему грозила ампутация обеих ног. Но спасло его только чудо и постоянные молитвы его родных.
После выздоровления Василий Григорьевич был направлен в 149-й армейский запасный полк, затем связистом в 62-й Отдельный Гвардейский батальон связи, который обслуживал связью 28-й Гвардейский Стрелковый корпус. Этот корпус входил в состав 8-й Гвардейской армии. Она обороняла Сталинград.


Участие в боях

Бить по танкам непростое дело.

Всё вокруг в неистовой пальбе.
Соль на гимнастёрках прикипела,
Будто на току, на молотьбе.
На руках тяжёлые снаряды,
И на лицах копоть, как смола.
Никакой награды им не надо,
Лишь бы только Родина жила.


В составе 8-й Гвардейской армии (она входила в западный фронт) Василий Григорьевич участвовал в боях за освобождение Украины с Северного Донца до Одессы. Никогда не забудет ветеран, как форсировали Северный Донец. Враг все силы бросил на то, чтобы не допустить переправы советских войск. Подходы к реке массированно бомбили.
Откинув голову и прикрыв глаза, Василий Григорьевич вспоминает: "... Стояла жуткая жара, постоянно хотелось пить, а зачерпнёшь в реке и тут же выльешь - вода была красной и солоноватой от крови... , - Василий Григорьевич, замолкает, словно вновь переживая те мгновения, и продолжает: "Прервалась связь с командным пунктом штаба полка, я получил приказ связь восстановить. Вместе с бойцом отправились на задание. Бомбёжка беспрерывная, но медлить нельзя. нашли обрыв телефонного кабеля прямо на берегу, а соединить - никак! А связь нужна немедленно! Что делать? Зажал я тогда провода в руке и держу. Кругом бомбы взрываются, того и гляди накроет... И накрыло. Стряхнул я с себя землю с травой, а провода держу мёртвой хваткой".
Тут и подкрепление прибыло. Связь восстановили надёжно. Командование представило Василия Тельпова к медали "За отвагу". Это была его первая боевая награда. Были потом и другие - ордена, медали
В мае 1944 года в составе 8-й Гвардейской армии был направлен в Белоруссию, где эта армия вошла в состав 1-го Белорусского фронта, которым командовал Г.К. Жуков.
Участвовал в боях за освобождение Белоруссии, Польши, имеет награды.
29-го января 1945 года наши войска пересекли границу Германии. Василий Григорьевич участвовал в боях на территории Германии, а 16-го апреля 1945-го года - в штурме Берлина.


Битва за Берлин
Ещё растерзанную Прагу
Сжимал в кольце коварный враг,
Когда над куполом рейхстага
Вознёсся наш победный стяг.
Ещё дымились пушек глотки,
Стоял в ушах горячий звон,
Когда эфир пронзали сводки,
Что враг отныне побеждён.


Великая Отечественная война советского народа против германского фашизма была самая жестокая и тяжелая из всех войн, которую когда-либо пришлось вести нашему народу. Она завершилась штурмом и взятием германской столицы Берлина.
Фронтовикам, и особенно тем, кто участвовал в этой последней, завершающей грандиозной битве, никогда не забыть весны 1945 года, когда над мрачным остовом проклятого миром рейхстага взметнулось победное знамя Страны Советов, когда в знамени цвета революции народы всей планеты увидели надежду на мирную жизнь, свободу , и счастье. Василию Григорьевичу Тельпову пришлось быть не только свидетелем, но и участником штурма Берлина. Молодой сержант, он обеспечивал связью командующего 8-й Гвардейской армией генерала В. И. Чуйкова.
Как писал в своих воспоминаниях маршал Г.К. Жуков, "предстоящая битва за Берлин была особой, ни с чем несравнимой операцией. Войскам фронта нужно было прорывать сплошную эшелонированную зону мощных оборонительных рубежей, начиная с самого Одера и кончая сильно укреплённым Берлином. Предстояло разгромить на подступах к Берлину крупнейшую из 90 дивизий миллионную группировку немцев и взять столицу фашистской Германии, за которую враг будет драться смертным боем".
16 апреля началась историческая Берлинская операция. Наступление шло днём и ночью. Немцы дрались за каждый дюйм земли. Даже дома занимали таким образом: на первом этаже могли находиться русские, на следующем - немцы, выше - снова наши. Получался как бы слоёный пирог. Да и на улицах был хаос. На одной стороне уже находились наши солдаты, посередине улицы шли колонны капитулировавших немецких группировок, а с другой стороны - ещё находились немцы. За истекшие 10 суток штурма Берлина, когда прорывались к его центру, солдаты и командиры совсем не спали. Держались только на одном напряжении, пробиваясь сквозь город. Все были одержимы стремлением к близкой победе. Уже никто не обращал внимания на ужасающий вид солдат: кровь, смешанная с сажей, из шинели выдраны клочья, подошвы сапог прожжены горячими осколками снарядов, валявшихся повсюду, солдаты не обращали внимания на боль от ожогов. Из разорванных сапог торчали пальцы и клочья портянок.
Каждое подразделение хотело оставить своё знамя на рейхстаге, но не было столько материала. Знамёна делали из разодранных немецких перин.
Кстати говоря, то знамя, которое водрузили на рейхстаг Егоров и Кантария, тоже было простым куском красной материи.
Связь прерывалась, и приходилось с телефонным аппаратом и шнуром в руках восстанавливать её под обстрелом. Сержанта Тельпова спасло только чудо.
В ночь с 1 по 5 мая, находясь в подвале пятиэтажного дома, через стенку от комдива, Василий Григорьевич был свидетелем прихода первой группы парламентёров, выдвигавших свои условия. Они приходили несколько раз с новыми условиями.
- Комдив немедленно доложил об этом В.И. Чуйкову, а он в свою очередь – Г.К. Жукову. После этого позвонил Г.К. Жуков: «Никаких условий! Только безоговорочная капитуляция!» - Василий Григорьевич слышал слова, которые вошли в историю.
9 мая, ранним утром, солдатам сообщили о Победе.
Мы знаем, что многие солдаты оставляли надписи на стенах рейхстага. Сержант Тельпов тоже оставил там надпись со своей фамилией.

Германия 2 ноября 1945г.
После войны
Комсомольцы

С 9 мая 1945 года по 10 марта 1947 года сержант Тельпов продолжал служить в составе советских оккупационных войск в Германии.
Вернулся на Родину 24 марта. Как и мечтал, получил профессию учителя истории.


Комсомольское прошлое


В июне 1947 года Василия Григорьевича пригласили работать в Райком комсомола. Он вступил в комсомол еще на фронте, в 1943 году, а к концу войны был уже секретарем первичной комсомольской организации 62-го Гвардейского батальона связи. Василий Григорьевич рассказывает, что на фронте комсомольцы были опорой командования, составляли актив молодежи, им давали сложные поручения, они старались поднять дух остальных бойцов в самое трудное время.
Свою активную комсомольскую деятельность Василий Григорьевич сразу после войны продолжил на Родине, в Грибановке. С июня 1947 года он начал работать в райкоме комсомола инструктором. Осенью того же года его избрали вторым секретарем Грибановского райкома ВЛКСМ, он активно включился в жизнь района, часто бывал в селах, встречался с комсомольцами, старался личным примером вести их за собой. Однажды, во время весеннего паводка, в селе Новомакарово он участвовал в спасении людей и домашних животных. В пять часов утра от Грибановского вокзала отправились два танка-амфибии, и в шесть утра уже достигла места назначения.
- На таком танке, - рассказывает Василий Григорьевич, - сверху есть площадка, на которую мы помещали людей, и таким образом возили их в безопасное место. Затем спасали домашний скот. На второй день та же работа ожидала нас в селе Заречье под Новогольеланью…

Тельпов Василий Григорьевич( 2010г)

В тяжелое послевоенное время не было почти никакого транспорта. Но проводить работу в первичных комсомольских организациях района было необходимо, поэтому добираться до сел приходилось пешком или с попутной телегой.
Бывший фронтовик вспоминает, как зимой, после проведенного в селе Посевкино комсомольского собрания, его отправили ранним утром в Грибановку с почтовым обозом, и как почти всю дорогу их сопровождала целая стая волков. Райком комсомола организовывал молодежь на ударные работы. В уборочную страду комсомольцы с энтузиазмом трудились на току, сажали и убирали сахарную свеклу, выезжали на покосы, сажали деревья- и сейчас мы можем любоваться прекрасными березами на улице Советской.
В 1953 году Василия Григорьевича избрали 2-м секретарем райкома комсомола.
Затем избирали заведующим отделом культуры Райисполкома.
С 1963 по 1969 год работал заместителем председателя Райисполкома.
С 1969 по 1976 год работал директором киносети.
С 1976 по 1983 год- председатель партийной комиссии Райкома партии.
В 1964 году окончил Высшую партийную школу при ЦККПСС.

До сих пор в строю.
До 2014 года Тельпов Василий Григорьевич являлся председателем районной организации ветеранов. Его знают многие жители поселка, он помогал ветеранам поселка по различным вопросам. Василий Григорьевич выступал на всех торжественных районных мероприятиях, он был частым
Комсомольцы много лет спустя (2009)

гостем в нашей школе. Когда его приглашали на какую-нибудь встречу, никогда не отказывал даже если чувствовал себя не очень хорошо.
В 2007 году Василию Григорьевичу присвоено звание «Почетный житель Грибановского района».
Имея за плечами такое славное прошлое и широкую известность в районе, Василий Григорьевич остается необыкновенно скромным и тихим человеком. Это очень добрый и мудрый человек, любящий семьянин.
Германия 11 июля 1946г.
Смотрю на фотографию юного Василия Григорьевича, и вижу мальчика, старше меня на каких-то 5 лет. Разве можно представить, что ему пришлось пережить все 5 лет ужаса войны, прошагать пешком до самого Берлина? Не скажешь. Только в глазах еще детских таится печаль и усталость.
Мы счастливы что среди нас есть люди, живые очевидцы тех страшных событий, это драгоценные золотые зерна, которые мы должны собирать для последующих поколений, чтобы ни с нами, ни с нашими детьми не произошло того ужаса, какой пришлось пережить им.
Автор: Жемойтель Светлана Владимировна